Несгибаемый секретарь

Несгибаемый секретарь

Кто первым забил тревогу о Семипалатинском ядерном полигоне

 Шестьдесят лет назад прозвучал первый призыв обратить внимание на тяжелые последствия ядерных взрывов на Семипалатинском полигоне. Большинство соотечественников не знают об этом, даже руководители движения «Невада – Семей» не упоминают об этом факте. В 1947 году советское правительство превратило древнюю казахскую землю в поле ядерных испытаний.

Первым поднял тревогу о трагедии века Мухамедгали Аленович Сужиков. В 1958 году он был назначен первым секретарем Семипалатинского областного комитета Компартии Казахской ССР.

Однажды утром Сужиков пришел на работу и не поверил своим глазам: в здании обкома не было ни одного целого окна – все стекла были выбиты. Сотрудники обкома, в отличие от новоиспеченного первого секретаря, знали причину и говорили о ней тайком, со страхом переглядываясь по сторонам. Это был результат очередного испытания ядерного оружия.

Позже Сужиков получает строго секретные (ему они были доступны как члену Центрального Комитета Компартии Казахстана) результаты исследования ученого-радиолога Сайма Балмуханова о влиянии радиации на организм человека. Он встретился с Балмухановым, и тот рассказал ему о таких заболеваниях, как лейкемия и раковые опухоли, которые стремительно распространялись среди населения Абайского, Маканчинского и Урджарского районов.

Спустя десятилетия академик С. Балмуханов в статье «Атомный полигон моими глазами» рассказал, что когда в кабинете первого секретаря Семипалатинского областного комитета партии М. Сужикова состоялась их первая встреча, представитель полигона предоставил Мухамедгали Аленовичу устаревшие сведения, указав, что основная причина симптомов и синдромов, выявленных у больных, – нехватка витаминов, и объяснил это сложнейшими видами бруцеллеза и туберкулеза у местного населения, тем самым исключив воздействие ядерных испытаний.

Однако Сужикова не устроил такой вывод. Он объездил все районы области и собрал страшные материалы.

Позже, когда совместно с Академией Наук была специально организована научная экспедиция для изучения влияния ядерных испытаний на местное население (под давлением сверху она была вскоре распущена), удалось выяснить, что по сравнению с Шубартауским районом и аулом Актогай Карагандинской области радиоактивность воздуха в населенных пунктах Саржал, Кайнар, Карауыл, а также радиоактивность продуктов питания была значительно выше нормы, тогда же стало известно о превышающей зараженности всех мясных и молочных продуктов из Семипалатинской области.

«Чем больше узнаю ситуацию, тем больше возрастает внутренняя тревога. Потому что не только сотни человек региона подверглись чрезмерному воздействию радиации, но и продукция одного из крупнейших в стране Семипалатинского мясоперерабатывающего комбината, в том числе детский гематоген, реализуется по всей стране в зараженном виде», – вспоминал Мухамедгали Аленович в статье «Бомба для третьей мировой войны», опубликованной в «Казахстанской правде» 20 июля 1991 года.

На сессии Верховного Совета СССР в мае 1959 года М. Сужиков специально встретился с министром обороны СССР, маршалом Советского Союза Р. Малиновским. Мухамедгали Аленович рассказал маршалу о том, что военные изгнали жителей Абыралинского и Майского районов, оставив их без постоянного места жительства, не оказав никакой помощи. Рассказал он Малиновскому и о результатах экспедиции академика С. Балмуханова, попросив разрешения лично посетить полигон.

Спустя некоторое время в Семипалатинский обком приехал военный начальник, который непосредственно занимался испытаниями ядерной бомбы на полигоне, и Сужиков вместе с ним отправился в город Курчатов – центр ядерного полигона. С представителем ВПК Мухамедгали Аленович побывал на месте хранения оружия под названием «Изделие», беседовал с учеными и офицерами. К сожалению, ответы на его вопросы были получены под строгим контролем военного начальника. Но даже при самом высоком уровне секретности материалов кое-что стало известно.

Сужиков, вернувшись с полигона, собрал членов бюро обкома, доложил им о результатах экспедиции ученого С. Балмуханова, сообщил об итогах встречи с маршалом Малиновским и рассказал о том, что видел на полигоне. Оказалось, что участникам совещания давно было известно, в каком состоянии находятся люди, изгнанные с родных мест, о большом количестве заболевших лейкемией и другими онкологическими болезнями, о растущем количестве недоразвитых и рожденных с патологиями детей. Однако несколько членов обкома партии (среди них были второй секретарь обкома и председатель облисполкома) заявили, что не будут вмешиваться в эти дела: «Это не наши проблемы, эту сферу курируют КГБ и военная верхушка. Для нас дело скрыто под грифом «очень секретно», пусть большие начальники сами решают».

В итоге несгибаемый Сужиков направляет секретное письмо Первому секретарю Центрального Комитета КПСС Н.С. Хрущеву и Первому секретарю Центрального Комитета Компартии Казахстана Н.И. Беляеву «О тяжелых последствиях испытаний атомного и термоядерного оружия на Семипалатинском полигоне». Совет Министров СССР принимает секретное постановление о хоть и незначительной, но материальной и медицинской помощи населению Семипалатинска. Это были первые за 10 лет (с момента запуска ядерных испытаний на полигоне) принятые меры.

Мы долго искали это секретное письмо. Но не смогли его найти в республиканских архивах. Отправили запрос на имя директоров Российского государственного социально-политического архива и Российского государственного архива новейшей истории. Но и от них получили ответы об отсутствии такого письма.

Когда один из нас, Абдижалел Бакир, в 2009 году был в Москве, заведующий отделом Российского государственного архива новейшей истории сказал ему: «Возможно, эти документы под грифом «секретно» хранятся в архиве Президента. Это не в наших руках». Таким образом, пока нет никакой надежды найти это письмо. Но о его существовании упомянул академик С. Балмуханов в статье «Бомба для третьей мировой войны», а также в газете «Ана тили» в интервью «Почему я написал письмо Хрущеву» от 23 августа 2001 года.

Однако руководство и в Москве, и в Алма-Ате письмо Сужикова Хрущеву восприняло отрицательно. Мнение о первом секретаре Семипалатинского обкома партии резко изменилось.

Уже в 1959 году, когда Семипалатинская область достигает высоких показателей в производстве и реализации мяса и другой сельскохозяйственной продукции, заслуги Сужикова были отмечены только медалью «За трудовую деятельность». Хотя другие представители области были награждены орденами различных степеней, а за подобные достижения первый секретарь областной партийной организации обычно получал, как минимум, орден Красного Знамени.

Сужиков знал, что это письмо Хрущеву о Семипалатинском ядерном полигоне, конечно же, решит его судьбу, но он не мог молчать, не мог не действовать, видя и зная положение местного населения. Но тогда не получилось свергнуть с должности несгибаемого первого секретаря Семипалатинского обкома. И Москва, и Алма-Ата просто ждали более удобного случая.

И он представился в связи с событиями в Темиртау, где началось строительство так называемой казахстанской Магнитки. Сюда привозили со всех концов страны тысячи людей – осужденных, условно-досрочно освобожденных. Люди находились в тяжелейших условиях, не хватало не только еды, но даже питьевой воды. В городе начались волнения и бунты, целую неделю Темиртау был в руках повстанцев, они вскрыли все магазины, рестораны, склады с продуктами.

Трагедия Темиртау рассматривалась в 1960 году за закрытыми дверями на специальном пленуме Центрального Комитета Компартии Казахстана «О положении дел при строительстве Карагандинского металлургического завода». М. Сужиков, выступивший на пленуме, строго критикует бюро Центрального Комитета Компартии Казахстана за то, что при решении принципиальных вопросов не было политической сообразительности и важные проблемы были заменены вторичными. Он обращает внимание, что все это, в первую очередь, связано с неудачным назначением Исаева на должность первого секретаря областного партийного комитета. Он говорит, что руководить крупным регионом Казахстана нужно было назначить человека, который прошел соответствующую школу, а не функционера без руководящего опыта, приглашенного из другой организации, не знающего особенностей республики.

На следующий день срочная информация «о национализме секретаря Семипалатинского обкома» дошла до Москвы. Через неделю прилетевшие в оперативном порядке инструкторы Центрального Комитета КПСС вызвали на ковер «националиста» и объездили все прежние места его работы: Актюбинскую и Кзыл-Ординскую области. Проверка затянулась на три месяца, в результате не было выявлено ни одного факта, который бы послужил основанием для обвинения Сужикова, чтобы освободить его от занимаемой должности. Где бы ни находились проверяющие, люди хорошо их встречали, с теплотой отзывались о Сужикове и результатах его работы. Так, работая в послевоенные годы в Актюбинске, Сужиков увидел, как вымирает от голода целый район, и тут же написал письмо в Москву, попросив продовольственной помощи, добился ее получения и спас народ от голода. А в Кзыл-Ординской области Сужиков решил кадровые вопросы, стимулировал развитие культуры и экономики региона, о чем там до сих пор слагают легенды.

Инструкторы из Москвы и руководство в Алма-Ате бесконечно совещались, но так и не нашли в работе секретаря никаких нарушений.

Им ничего не оставалось, как обвинить его в невыполнении социалистических обязательств в сельском хозяйстве.

Действительно, и лето 1959 года, и зима 1960-го были неблагополучными. Знойная погода летом помешала районам в полном объеме заготовить сено на зиму. И последовал большой падеж скота. Он был бы больше, если бы Сужиков вовремя не принял меры. Он постоянно встречался с животноводами, привлекал специалистов, помогал населению, всячески используя все возможности области. Но, несмотря на все усилия, рост поголовья скота на момент проверки был ниже запланированного. К тому же летом молодняк еще не успел встать на ноги.

Все эти факты были учтены во время проверок, поэтому оснований для освобождения М. Сужикова от его должности все еще было недостаточно. Тогда в газете «Правда», органе Центрального Комитета КПСС, вышла статья «Слова не соответствуют делам» – это был приговор. Если статья вышла в «Правде», никто не мог ее опровергнуть. Хотя многое из того, что в ней публиковалось, не соответствовало действительности. Это было издание, которое служило советским вождям кнутом и пряником для их ставленников на местах.

Позже бюро Центрального Комитета Компартии Казахстана, проходившее 27 августа 1960 года, рассмотрев письмо «О неудовлетворительной работе партийного комитета Семипалатинской области в деле увеличения производства сельскохозяйственной продукции, а также в исполнении социалистических обязательств, принятых колхозами и совхозами области на 1960 год» и письма сотрудников аппарата Центрального Комитета КПСС по данной проблеме, за значительные нарушения и недостатки в управлении сельским хозяйством освободило М.А. Сужикова от должности первого секретаря обкома Семипалатинской области.

Надо сказать, что оценка Сужикову «неудовлетворительно» за работу по выполнению социалистических обязательств не соответствовала действительности. Буквально через три месяца республиканские и областные газеты писали о досрочном выполнении Семипалатинской областью социалистических обязательств. Но основа-то была заложена при Сужикове.

Так что на самом деле Мухамедгали Аленович Сужиков, по понятиям советской идеологии названный «националистом», попрощался с ответственной партийной должностью за то, что выступал против испытаний на Семипалатинском полигоне и произвола при строительстве Кармета.

Истина, хоть и поздно, но восторжествовала. В связи с кончиной Мухамедгали Аленовича Сужикова в возрасте 89 лет в 1999 году правительство РК все-таки отметило его заслуги: «В годы Великой Отечественной войны Сужиков организовал строительство оборонительных сооружений и формировал из ополченцев истребительные батальоны в Сталинградской области. После войны М.А. Сужиков работал секретарем областного партийного комитета в Астраханской, Кустанайской областях, первым секретарем областного партийного комитета в Актюбинской, Кызылординской, Семипалатинской областях, был избран секретарем Центрального Комитета Компартии Казахстана. Долгие годы непрерывно руководил Государственным комитетом республики по печати. Работая на таких ответственных должностях, он смог ярко выразить свою активную гражданскую позицию, мастерство умелого организатора. Он внес огромный вклад в развитие культуры и экономики Казахстана».

Спустя 60 лет по инициативе местного руководства средняя школа в Кызылординской области названа в честь Мухамедгали Аленовича Сужикова. Это истинный пример народной благодарности!

Авторы:
Абдижалел БАКИР, доктор философских наук, профессор,
Сагымбай КОЗЫБАЕВ, президент Академии журналистики Казахстана, профессор

Оригинал статьи: Новая Газета Казахстан

ИСТОЧНИК

Dana Tessen

Информационный портал DAGPOLIT.COM - последние новости Казахстана и мира за сегодня, прогноз погоды, курсы валют, законодательство РК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *